Избранные статьи журнала


Малая Московская: по волне моей памяти

Михаил Егоров
«Железнодорожное дело» №44, 2003 год

Фото Василия Егорова
Фото Василия Егорова

К написанию этой статьи меня побудил ряд публикаций в «Железнодорожном деле», посвященных Малой Московской железной дороге.

Наверное, среди московских читателей «Железнодорожного дела» не найдется ни одного, кто хотя бы раз не побывал на Малой Московской, или, как ее чаще называют, детской железной дороге, связывающей подмосковный поселок Кратово с платформой Отдых. Те же, кто никогда здесь не бывал, получили возможность ознакомиться с ней, прочитав статью Николая Семенова «Малая Московская: критический возраст?!» («Железнодорожное дело» №2(14), 1997 г.). Но та статья посвящена сегодняшнему состоянию Малой Московской. А как выглядела Малая Московская в 60-х годах?

Первый раз меня привезли сюда летом 1961 года. Мне было четыре года и, естественно, никаких воспоминаний об этой поездке у меня не сохранилось. Зато сохранилась старая фотопленка, отснятая моим дедом, В.В. Егоровым. К сожалению, на большинстве кадров ничего интересного нет: толпа у парадного входа на Малую Московскую в Кратово и на перронах; взрослые и дети, женщины в абажуроподобных юбках — дань моде 1961! Но на двух негативах запечатлено отправление поезда со станции Пионерская. В голове поезда — паровоз типа 0-3-0 с трехосным тендером. Кто скажет, какой он серии? На фронтоне — неизменный барельеф Сталина: активная борьба с культом личности начнется только осенью этого года. Паровоз ведет старые, по-видимому, деревянные пассажирские вагоны. Не они ли запечатлены в кадрах довоенного кинофильма «Девушка с характером»? К сожалению, это все, что сохранилось от той поездки...

Фото Василия Егорова
Фото Василия Егорова

Вторично на Малую Московскую я попал в первое воскресенье августа — в День железнодорожника 1964 года. Этот день выдался солнечным и жарким. Мы жили в подмосковной Малаховке — в каком-то десятке километров от детской дороги. Мы доехали на электричке до платформы Отдых. То, что предстало здесь перед моими глазами, по своей торжественности напоминало первомайский или ноябрьский праздник. Везде развевались красные флаги. На каждом шагу — транспаранты, лозунги и плакаты. На щите — огромная бесподобная фотография: Никита Хрущев на корточках и громадная белая свинья с неподдельным интересом рассматривают друг друга. Наверху — крылатое изречение Никиты Сергеевича: «Наш век — век коммунизма!». Подавляющее большинство посетителей вследствие малолетства читают это все по слогам, не имея ни малейшего представления о том, что сие означает.

На перроне станции «Путь Ильича» играет духовой оркестр. Здесь много народа: родители с детьми, какие-то пионерские отряды со всеми атрибутами — знаменами и горнами, ветераны-железнодорожники со множеством наград. Один из ветеранов с гордостью демонстрирует всем золотые часы с дарственной надписью «От наркома путей сообщения Л.М. Кагановича».

У перрона стоит поезд — три вагона «пафаваг» без локомотива. Низ вагонов темно-синий, верх голубой. Никакого названия поезд не имеет. Это потом он будет называться то «Юностью», то «Пчелкой». А тогда, в 1964-м, эра фирменных поездов еще не наступила.

Торжественный митинг показался мне вечностью. Под барабанный бой звучали пионерские клятвы, призывы и обещания, в изобилии сыпались цифры каких-то радужных показателей. В перерывах между выступлениями оркестр играл туш. К поезду подают тепловоз ТУ2-078, окрашенный так же, как и вагоны. Мы занимаем места в вагонах «согласно купленным билетам». Кстати, каждому, купившему билет, в кассе в качестве подарка вручается и фирменный значок Малой Московской, который у меня цел и поныне. Внутри вагонов — чистота и порядок. Простенки между окнами украшены картинками: персонажи русских народных сказок чередуются почему-то с портретами пионеров-героев. На потолке развешены гирлянды флажков и цветных лампочек, отчего все это сильно напоминает убранство районного дома культуры во время новогодней елки. Каждый вагон сопровождается гидом-экскурсоводом, рассказывающем о прошлом, настоящем и будущем детской железной дороги. Помнится, будущее рисовалось крайне оптимистично: замкнутая петля вокруг города Жуковский, электрическая тяга вместо паровой и тепловозной.

Раздается гудок тепловоза. Под звуки марша «Прощание славянки» наш поезд трогается с места. За окнами вагона проплывает деревянное здание станции с уродливыми гипсовыми статуями пионеров, окрашенными в серебряный цвет. Звуки оркестра становятся все тише, а затем и вообще тонут в равномерном и монотонном реве тепловозного дизеля. Вместо оркестра включается поездная трансляция. По ней «гоняют» железнодорожные шлягеры всех времен. Тут и «Попутная песня» Глинки, и бессмертное «Наш паровоз, вперед лети!», и «Поезд идет все быстрей».

Мы подъезжаем к платформе Школьная. Здесь тоже играет духовой оркестр. Словно на крупной узловой станции, наш состав стоит здесь минут 15 – 20, в течение которых мы наслаждаемся бравурной музыкой, врывающейся к нам через раскрытые настежь окна «пафавага». И вновь гудок тепловоза, и мы не спеша следуем дальше. Встреча нашего поезда на конечной станции Пионерская происходила так, будто среди его пассажиров был сам Никита Сергеевич! И вновь играет духовой оркестр, звучат какие-то обещания, клятвы и призывы. Начинается концерт. Здесь же, на открытом воздухе, действует буфет — свежее пиво, бутерброды с красной икрой и рыбой, все стоит какие-то копейки. Кое-кто из пассажиров начал «доходить до кондиции»...

Экскурсия в локомотивное депо. Разве можно упустить такую возможность — посмотреть, как ремонтируют настоящие локомотивы? Женщина-экскурсовод показывает нам, чем оборудованы стойла депо, затем нас ведут к стенду. На нем множество фотографий, главным образом групповых, кое-где на фоне подвижного состава. Наш экскурсовод рассказывает о прошлом и настоящем Малой Московской, при этом она поясняет, что Малая Московская шагает в ногу с «большой» Московской. Недавно здесь была произведена смена подвижного состава. Вместо старых, некомфортабельных вагонов теперь тут работают новые, полученные из Польши. На смену малоэкономичной паровой тяге пришла высокоэкономичная тепловозная. В качестве доказательства женщина указывает рукой, предлагая взглянуть в окно. Там, за окнами, в тупике стоит необычный состав — рамы от старых пассажирских вагонов. В голове этого «поезда» высился огромный красавец — паровоз Рп-771. «Все это — наш вчерашний день, — поясняет экскурсовод, — скоро его отправят на переплавку, на «пионерские» рельсы»...

Фото Василия Егорова
Фото Василия Егорова

Но разве можно уйти отсюда, не облазив и не исследовав эту необыкновенную машину, олицетворяющую так называемый «вчерашний день»? К счастью, мой дед никогда не расставался со своей «Лейкой», что позволило запечатлеть процесс ознакомления с паровозом во всех ракурсах. Но звучит гудок тепловоза — пора в обратную дорогу! Она вновь начинается под марш «Прощание славянки». Пассажиров значительно меньше — кто направился прямиком на станцию Кратово, кто ушел кататься на лодке по кратовскому озеру, а кто просто упал наземь, не выдержав принятой дозы — водка на берегу озера продавалась свободно и даже в розлив...

Вот так прошел для меня этот день, оставивший в моей памяти массу неизгладимых впечатлений. И это несмотря на то, что с того дня прошло свыше 33 лет — треть XX века!

...Позже я неоднократно бывал на Малой Московской — и в пресловутую эпоху застоя, и в годы злополучной горбачевской перестройки. Но ни одна поездка сюда не запомнилась мне так, как та, в 1964-м. Наверное, это оттого, что в детстве все кажется ярким и необыкновенным...


Избранные статьи журнала

На главную страницу